Полный шкаф, а надеть нечего: что такое fast fashion и почему формула «купил – выбросил» порочна

Ого, какое шикарное платье у Balenciaga, а какие туфли у Manolo Blahnik – глаз не оторвать. Но кредитная карта кричит, что на эти вещи придется копить минимум полгода, а на такое геройство мало кто согласен. Однако масс-маркет нашел выход и стал стремительно копировать подиумные вещи. Да, в гораздо худшем качестве, да, из плохих тканей, но визуально копии очень похожи, а главное, они дешевы. Вещи быстро приходят в негодность, улетают в мусорку, и их сменяет другая коллекция. Почему такое развитие моды не идет ей на пользу? Об этом нам рассказала Заира Келигова, сооснователь маркетплейса брендовой одежды Oskelly.


Заира Келигова

До середины XIX века богатые люди шили одежду у портных. Из-под иголки частного дизайнера выходили уникальные модели, созданные по меркам заказчиков, но мир менялся, швейное производство росло, вещей нужно было всё больше, и частных ателье не хватало. Через несколько десятков лет в развивающихся странах начали появляться крупные фирмы, специализирующиеся на штамповке стильных вещей.

Современность диктует свои правила. И сейчас люди стали играть в моду. Они читают глянцевые журналы, подписываются в социальных сетях на стритстайлеров, копируют образы селебрити. Это прекрасно! Мужчины и женщины хотят быть в тренде. Но у этой ситуации есть и обратная сторона. В поисках новинок люди штурмуют магазины масс-маркета, забывая, что скрывается за эффектной витриной и рейлами с хитами сезона.

Кому нужен fast fashion?

Fast fashion, или «быстрая мода» – это особая стратегия производства одежды. Бренды обновляют ассортимент продукции несколько раз в сезон. Они стремятся как можно быстрее вдохновиться идеями именитых дизайнеров, по-своему их интерпретировать и представить общественности изделия, напоминающие те, что буквально вчера мелькали на подиуме, по максимально приемлемой цене.
Их стойки ломятся от количества вещей. Новые экземпляры еженедельно поступают в продажу. Люди совершают необдуманные покупки, заполняя шкафы похожими топами, джемперами, футболками, а носят, дай бог, 50% своего гардероба.

Почему fast fashion – зло?

Низкий уровень заработной платы, тяжелые условия труда, привлечение детей к работе – это далеко не все проблемы, которые создает существование fast fashion-брендов. Чтобы снизить цену на вещи, торговые марки экономят на материалах. Вместо натуральных безопасных тканей использует смесовые и синтетические, способные вызвать аллергию и псориаз.

Экономия затрагивает и крой. Он стал максимально простым, лишенным мелких деталей, над которыми пришлось бы дольше работать. Бренды используют некачественную фурнитуру. Некоторые яркие аксессуары покрыты краской, в составе которой присутствует свинец. Этот металл приводит к загрязнению организма, почечной недостаточности.

Использование дешевых ниток плохо сказывается на сроке эксплуатации. Вещи приходят в негодность после нескольких стирок. Они покрываются катышками, распарываются. Саймон Коллинз, декан факультета моды Новой школы им. Парсонса, сказал: «Это просто мусор. Вы наденете её единожды на какую-нибудь вечеринку, а буквально на следующий день она развалится».

Купил – выбросил

Когда люди покупают одежду и обувь, они, как правило, рассчитывают ходить в ней несколько сезонов. Но изделия, купленные в магазинах fast fashion, долго не прослужат. Потребители вынуждены тратить деньги снова и снова. Это нерационально. За эту же сумму можно было приобрести качественную классику: черное платье, прямые джинсы, базовый тренч или хорошую обувь. Они долгие годы сохраняют первоначальный внешний вид.

Такое производство не экологично: при производстве одной пары джинсов выделяется более 9 килограммов углекислого газа, тратится около 20 литров воды, отходы могут загрязнить еще 700 литров и уничтожить множество живых организмов.

В США ежегодно выбрасывается 12,5 миллиардов килограммов одежды. Виновники отходов – потребители. Их покупки приходят в негодность. Такие вещи стыдно куда-то пожертвовать, поэтому разорванные свитеры и джинсы летят в мусорное ведро. Еще один виновник – сами бренды. Они выкидывают бракованные вещи, а также модели из прошлых коллекций. Компании хранят эти данные под семью печатями, но от любопытной общественности ничего не скроешь.

Что делать?

На смену fast fashion приходит ресейл – вторичный рынок, на котором перепродают люксовые вещи с большими скидками. Пользователи сервисов по перепродаже пропагандируют этичное и осознанное потребление. Для них важно вкладывать деньги в высококачественную одежду и обувь, которую они смогут носить десятилетиями, не загрязнять окружающую среду и препятствовать распространению в мире рабского труда.

На сторону экомоды уже перешли Мирослава Дума, основатель онлайн-издания Buro 24/7 и инвестиционного фонда Fashion Tech Lab, российская супермодель Наталья Водянова, американская модель и телеведущая Эмбер Валетта, британская киноактриса Эмма Уотсон и другие селебрити. Будущее планеты зависит от каждого из нас.

Предыдущая запись Четыре причины, почему секонд хенд — это нормально и не стыдно
Следующая запись Нелегкое воспитание мальчиков: как матерям-одиночкам не навредить жизни будущих мужчин

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *